Вышел из печати «Португальско-русский словарь военных сокращений Бразилии»

В издательстве «Перо» вышел из печати «Португальско-русский словарь военных сокращений Бразилии», Беручан В.Л., 397 с., ISBN 978-5-00150-410-8.

Настоящий словарь бразильских военных сокращений содержит более 4400 аббревиатур, в основном графических. Словарь составлен на основе открытых публикаций и личного архива автора, накопленного за более чем 35-летний период работы переводчиком. При его подготовке использовались публикации Вооружённых сил Бразилии. Уникальность словаря состоит в том, что подобных изданий в России ещё не было. Его отличают практическая направленность, простота и конкретность.
Словарь будет полезен, в первую очередь, профессиональным военным переводчикам, преподавателям и студентам кафедр военно-технического перевода, а также работникам сферы военно-технического сотрудничества.

Посмотреть примеры страниц

По вопросам приобретения обращаться в издательство или к администратору сайта.

Готовится к печати словарь

Готовится к печати «Португальско-русский словарь военных сокращений Бразилии».

Об авторе:
Беручан Виктор Леович
Военный референт-переводчик
Инженер-строитель
О книге:
Настоящий словарь бразильских военных сокращений содержит более 4400 статей с лаконичными и в то же время достаточно полными, насколько это было доступно, определениями соответствующих понятий. Словарь составлен на основе открытых источников, личного архива и материалов, накопленных автором за более чем 35-летний период работы переводчиком. При его подготовке использовались публикации Вооружённых сил Бразилии. Уникальность словаря состоит в том, что подобных изданий в России ещё не было. Словарь содержит большое число сокращений и терминов. Кроме того, его отличают практическая направленность, простота и конкретность.
Словарь будет полезен, в первую очередь, профессиональным военным переводчикам, преподавателям и студентам кафедр военно-технического перевода, работникам сферы военно-технического сотрудничества.

День военного переводчика — «Военное обозрение»

21 мая в России отмечается День военного переводчика. Эта дата выбрана не случайно. 21 мая 1929 года, 89 лет назад, заместитель народного комиссара по военным и морским делам и председателя Реввоенсовета СССР Иосиф Уншлихт подписал приказ «Об установлении звания для начальствующего состава РККА «Военный переводчик»». Данным приказом были заложены нормативно-правовые основы профессии военного переводчика, которая, само собой, существовала в русской армии практически на всем протяжении ее истории.

Еще на заре русской государственности в княжеских дружинах появились «толмачи» — люди, знавшие другие языки (как правило – языки ближайших соседей и потенциальных противников) и способные выполнять функции переводчиков. В 1549 году был создан Посольский приказ, который выполнял функции дипломатического ведомства и имел в своем составе штат переводчиков. Первоначально в составе Посольского приказа насчитывалось 22 письменных переводчика и 17 толмачей, занимавшихся устным переводом. Разделения на гражданских и военных переводчиков в то время не существовало. Дальнейшее развитие и укрепление российской государственности, вхождение в состав России обширных земель на Кавказе, в Центральной Азии, Сибири и на Дальнем Востоке, установление контактов с самыми разными странами мира требовало от страны более внимательного отношения и к организации перевода.

В 1885 году при отделении восточных языков Азиатского департамента Министерства иностранных дел Российской империи были основаны специальные офицерские курсы, на которых велась подготовка военных переводчиков. Курсы сразу получили известность в офицерской среде и стали очень престижными – на каждое место слушателя курсов претендовало не менее 10 офицеров русской императорской армии. Профессия военного переводчика была для многих очень интересной – ведь она давала не только возможность выучить иностранные языки, но и побывать во многих местах, в том числе за границей, сделать карьеру на военно-дипломатической службе. Выпускники курсов проходили службу на Кавказе и в Центральной Азии в качестве офицеров пограничной стражи, уездных начальников. В 1899 году во Владивостоке был открыт Восточный институт, где обучали востоковедов со знанием китайского, японского, корейского, монгольского и маньчжурского языков, затем в программу института был добавлен и тибетский язык – в то время Российская империя проявляла очень большой интерес к Тибету и Центральной Азии в целом. Кроме того, подготовка переводчиков осуществлялась на курсах иностранных языков, которые были открыты при штабах военных округов российской армии.

В 1911 году были открыты особые окружные подготовительные школы военных переводчиков при штабах Приамурского, Туркестанского и Кавказского военных округов. В Тифлисской и Ташкентской школах ежегодно проходили обучение по пять офицеров, в школе при штабе Приамурского военного округа – двенадцать офицеров. В Тифлисской школе преподавались турецкий и персидский языки, в Ташкентской школе – персидский, узбекский, афганский, китайский и урду, в Иркутской школе – китайский, японский, монгольский и корейский языки.

В Советской России, как уже отмечено выше, старт профессии военного переводчика был дан как раз 21 мая 1929 года соответствующим приказом. Тем не менее, полноценная система подготовки военных переводчиков была налажена лишь к середине ХХ века. В 1940 году, за год до начала войны, Совет Народных Комиссаров СССР принял постановление о создании при 2-м Московском государственном педагогическом институте иностранных языков (2-й МГПИИЯ) специального Военного факультета, обладавшего статусом высшего военного учебного заведения. На факультете должна была осуществляться подготовка военных преподавателей английского, немецкого и французского языков для училищ и академий РККА.

Начальником факультета был назначен генерал-майор Николай Биязи – человек удивительного происхождения и биографии. Потомок итальянских переселенцев, Николай Николаевич Биязи начал службу еще в царской армии – на рядовых должностях, а затем, за храбрость и способности, был направлен на курсы краткосрочной подготовки прапорщиков, дослужился до подпоручика. После Октябрьской революции перешел на сторону большевиков, служил в РККА, где был начальником Тифлисской пехотной школы, затем — Четвёртой Ташкентской объединенной командной школы имени В. И. Ленина в Ташкенте. Перед назначением начальником факультета, Николай Биязи служил военным атташе СССР в Италии. Интересно, что кроме блестящей военной карьеры, Николай Николаевич Биязи был и одним из первых российских спортивных судей. Он стал первым дипломированным футбольным судьей еще в Российской империи, в июне 1918 года судил финал первого чемпионата по футболу в Советской России.

В начале 1941 года факультет был переименован в Военный факультет западных языков при 1-м и 2-м Московских государственных педагогических институтах иностранных языков. В июне 1940 года, практически одновременно с открытием Военного факультета при 2-м Московском государственном педагогическом институте иностранных языков, был открыт и Военный факультет Всесоюзного института восточных языков. На нем осуществлялась подготовка военных переводчиков и преподавателей восточных языков.

Однако, во время Великой Отечественной войны потребность в переводчиках и преподавателях иностранных языков возросла настолько, что Военный факультет западных языков при 2-м МГПИИЯ 12 апреля 1942 года был реорганизован в Военный институт иностранных языков Красной Армии (ВИИЯКА). В состав ВИИЯКА вошел и Военный факультет Всесоюзного института восточных языков. Вопросами реорганизации факультетов и создания ВИИЯКА занималось Главное разведывательное управление Генерального штаба РККА, для которого и готовилась в Военном институте иностранных языков основная часть кадров. Учебные планы института также утверждались начальником ГРУ Генштаба РККА.

День военного переводчика

В составе Военного института иностранных языков были созданы Западный и Восточный факультеты, а также курсы переподготовки с отделениями Западных и Восточных языков. Сроки обучения на факультетах составляли три года, на курсах переподготовки – один год. Институт готовил специалистов по двум основным направлениям – военные переводчики-референты и военные преподаватели иностранных языков для военных училищ и академий Красной Армии. Не более 20% от слушателей Института могли составлять граждане, отправляемые на учебу Народным комиссариатом ВМФ СССР и Народным комиссариатом внутренних дел СССР.

Дефицит военных переводчиков в действующей армии заставил командование РККА перевести Военный институт иностранных языков на время войны на курсовую систему подготовки специалистов, что позволило в кратчайшие сроки готовить курсантов. На таких курсах учился в годы войны известный советский и российский артист Владимир Этуш. На курсах преподавали немецкий язык, а также другие языки стран – противников Советского Союза. Первое время институт находился в эвакуации – в городе Ставрополе на Волге, а осенью 1943 года вернулся в Москву.

За годы Великой Отечественной войны в институте и на курсах были подготовлены более 3000 специалистов – переводчиков, которые служили в действующей армии, партизанских отрядах, редакциях газет, управлениях и штабах РККА. Неоценим вклад военных переводчиков в победу над Германией. Очень часто удавалось избегать ненужного кровопролития именно благодаря работе военных переводчиков. Например, благодаря капитану Владимиру Самойловичу Галлу удалось взять без боя защищавшуюся гитлеровцами цитадель. 24 июня 1945 г., на Параде Победы, расчет Военного института иностранных языков возглавлял генерал-лейтенант Николай Николаевич Биязи. 

Интересно, что в 1949 году Военный институт иностранных языков окончил один из самых известных его выпускников – будущий писатель Аркадий Натанович Стругацкий. Он получил специальность переводчика с японского и английского языков и шесть лет прослужил в Советской Армии. В частности, Аркадий Стругацкий был переводчиком на следствии при подготовке Токийского процесса над верхушкой милитаристской Японии, затем преподавал иностранные языки в Канском военно-пехотном училище, в 1952-1954 гг. служил дивизионным переводчиком на Камчатке, а в 1955 г. – в Хабаровске в части особого назначения.

После войны службу военных переводчиков ждало новое, не менее сложное время. Началась эпоха стратегического противостояния СССР и США, в Азии, Африке, Латинской Америке активизировались антиколониальные и революционные движения. Противостояние с Западом в странах «третьего мира» требовало от СССР качественной подготовки специалистов, владевших самыми разными иностранными языками – от английского и французского до корейского, вьетнамского, арабского, языков народов Южной Азии.

Военный институт иностранных языков уже не мог покрыть растущие потребности Советской Армии и КГБ СССР в военных переводчиках, поэтому, как и в годы Великой Отечественной войны, были открыты ускоренные курсы военных переводчиков, на которых осуществлялась подготовка специалистов со знанием иностранных языков.

Выпускники ВИИЯ и курсов подготовки офицеров-переводчиков несли службу по всему миру, где СССР имел свои интересы. Они служили в Анголе и Афганистане, Мозамбике и Египте, Алжире и Эфиопии, Ливии и Ираке, Вьетнаме и Южном Йемене, не говоря уже о странах Варшавского договора. Был подготовлен и целый отряд бортпереводчиков. Особенно активно в 1960-е годы готовили переводчиков со знанием арабского языка – в это время Советский Союз активно участвовал в ближневосточной политике, наращивал сотрудничество с арабскими странами – Сирией, Египтом, Йеменом, Алжиром, Ливией, Ираком и многими другими государствами.

В 1974 году, после принятия в состав института военно-юридического факультета Военно-политической академии им. В.И. Ленина, Военный институт иностранных языков был переименован в Военный институт Министерства обороны СССР. В настоящее время подготовка военных переводчиков осуществляется на факультете иностранных языков Военного университета Министерства обороны Российской Федерации.

Профессия военного переводчика всегда была престижной, но и опасной. Только в Афганистане, согласно официальным данным, погибли 15 военных переводчиков. На самом деле, потери конечно больше – нужно учитывать и тех, кто работал по линии спецслужб, а насчет их потерь статистика умалчивает. В советское время в Военном институте преподавали сорок иностранных языков. Это было уникальное учебное заведение, не имевшее мировых аналогов. И все равно потребности армии и флота, органов госбезопасности в военных переводчиках институт не покрывал. Поэтому часто должности военных переводчиков закрывали выпускниками гражданских вузов, призванными на военную службу. Особенно ощущалась нехватка специалистов по относительно редким языкам, поэтому их могли командировать за границу даже до окончания учебного заведения.

Например, Игорь Сечин, который учился в португальской группе филологического факультета Ленинградского государственного университета имени А.А. Жданова, был направлен в командировку в Мозамбик еще во время учебы на пятом курсе. Затем, после окончания вуза, его призвали на срочную службу в Вооруженные силы СССР. Несколько месяцев будущий глава «Роснефти» провел в Туркменской ССР, где находился международный центр по подготовке специалистов противовоздушной обороны. Поскольку в центре училось много курсантов из Анголы и Мозамбика, переводчики с португальского языка были там очень востребованы. Затем Сечина перевели в Анголу, где шла гражданская война. Он служил старшим переводчиком группы советников ВМФ в Луанде, затем в группе зенитно-ракетных войск в провинции Намиб.

В 1990-е годы по системе подготовки военных переводчиков был нанесен ощутимый удар, что было связано и с общим ослаблением интереса государства к вооруженным силам. Но сейчас, когда Россия вновь демонстрирует активность в международном масштабе, наращивает свое военно-политическое влияние в самых разных регионах планеты, профессия военного переводчика стремительно возрождается. Ближний и Средний Восток, Юго-Восточная и Южная Азия, Дальний Восток, Африканский континент – везде Россия имеет свои интересы, а значит возникает потребность и в военных специалистах, которые владеют языками местного населения.

Быть переводчиком в погонах – интересно, престижно и почетно. «Военное обозрение» поздравляет всех действующих и будущих военных переводчиков и ветеранов военного перевода с профессиональным праздником, желает максимальных профессиональных и жизненных успехов, отсутствия потерь, мирной и интересной службы.

Автор:
Илья Полонский
Использованы фотографии:
Sputnik.ru

Источник: День военного переводчика » Военное обозрение

День Военного переводчика 2019 — Союз ветеранов ВИИЯ

Согласно решения совета «Союза ветеранов ВИИЯ» в 2019 году решено проводить празднование Дня Военного переводчика в субботу 25-го мая. Начало в 14.00. К сожалению в этом году наше традиционное место в Лефортовском парке не может быть использовано из-за ремонтных работ в мае этого года. Торжество состоится в ресторане «Трое из ларца», что напротив гостиницы «Гамма-Дельта» по адресу: Измайловское шоссе дом 71 стр 12, м. Партизанская. Это место известно многим выпускникам ВИИЯ. Там часто проводятся встречи выпускников нашего института и проходят различные торжества. Совладельцем ресторана является выпускник ВКИМО, который обещает организовать достойный прием и угощение. Столики будут стоять на свежем воздухе. Места всем хватит. В случае непогоды можно укрыться в двух залах в помещении ресторана. Планируется установить звуковоспроизводящую аппаратуру и мы сможем организовать музыкальное сопровождение нашего торжества. Просим сообщить всем выпускникам ВИИЯ, кто чтит традиции нашего института и рад встречи с коллегами на свежем воздухе в этот майский день.

В преддверии 80-летия создания ВИИЯ КА нами готовится к выпуску специальный знак, посвященный этом событию. Пробная партия двух типов знаков будет представлена во время празднования.

Источник: День Военного переводчика 2019 — Союз ветеранов ВИИЯ

Лица Анголы

В марте 2016 года в разделе ПО СТРАНАМ — ANGOLA я опубликовал страницу «Лица Анголы» , в след за ней были размещены несколько фотографий под общим заголовком «Лунда Сул» .
Сегодня, просматривая архив фото, решил, что тема Анголы довольно давно не освещалась и заслуживает большего внимания.
Вот несколько снимков …

Двойная радуга. 40 км от Сауримо

Отношение к работникам в посольстве Венесуэлы | Два языка

Если Вас приняли на работу в посольство Венесуэлы ассистентом-переводчиком, то это в переводе на бытовой язык означает, что Вас взяли на работу в качестве недочеловека в понимании дипломатов Венесуэлы. Для начала выдают электронный пропуск-ключ для входа в посольство. На деле оказывается, что Вы сможете пройти только в первую дверь, чтобы не стоять на улице под дождем: забота о человеке труда! Дальше пройти внутрь посольства Вы не сможете, то есть пройти на рабочее место Вы не сможете, Вы должны будете сидеть под дверью и ждать, когда пройдет кто-нибудь из людей и пустит недочеловека внутрь. При этом люди — это водители, уборщицы и «давноработающие» ассистенты-переводчики. Надо успеть попросить их о том, чтобы Вас пустили, потому что они тоже не знают, что относятся к категории людей, которые могут пускать в посольство других как бы работников, у которых допуска в посольство нет. Можно, конечно, спросить у работодателя, почему у Вас нет допуска в посольство, членораздельного ответа Вам не дадут. Дальше Вам покажут рабочее место. Что же на рабочем месте? Мониторы — старые, глаза быстро устают, клавиатура и мышь — убитые, работать на них с высокой скоростью набора текста можно, правда начинают болеть руки. Можно принести свою клавиатуру и мышь, но при увольнении надо помнить, что у Вас нет доступа в посольство, и может случиться так, что Вам не удастся забрать их.  Вентиляции и кондиционирования в кабинетах нет. Буквально через полчаса работы становится невыносимо душно, и надо идти и открывать окно, летом это еще можно сделать, а что делать зимой?Обед. Обедать можно в подвальном помещении вместе с уборщицами, водителями и ассистентами-переводчиками. Можно приносить с собой кастрюльки и разогревать еду в микроволновке. В городе в пешей доступности от посольства приемлемых мест для быстрого и соответствующего заработной плате мест нет. Если Вас устраивает то, что переводчик и уборщица в посольстве поставлены на одну доску, то тогда — это место для Вас.Работа. Посольство, судя по всему, живет не по средствам, а смотрит с надеждой в светлое будущее и ждет прибытия неких дипломатов, которым понадобится ассистент-переводчик, поэтому пытаются нанять этих ассистентов для дипломатов, которых физически нет. После того, как Вас допустят до работы, Вам предложат начать переводить разные простые по содержанию (простые для профессиональных переводчиков) тексты. Скрытно под руководством старшей над всеми — Карлы — «давноработающие» доверенные ассистенты-переводчики в возрасте около 23-24 лет будут проверять качество Вашего перевода и докладывать об этом Карле. Что это? Глупость по молодости или подлость уже в крови? Почему это делается скрытно? Карла, вероятно, будет докладывать послу, так как является его женой. И всё будет тихо, пока речь не зайдет о Вашей заработной плате, то есть пока Вы не спросите, почему выплатили только часть заработка.Обычно, вечером в 19:00 следует прибывать в приемную посла и спрашивать у девочки Оли, нет ли для Вас какой-то дополнительной работы, чтобы бесплатно поработать после 19 часов. Если работы нет, то Вы можете спокойно идти домой, а если работа есть, то Вы должны вернуться на рабочее место и продолжать работать. При этом, если Вам надо к врачу, например, на два-три часа отлучиться или уйти раньше на полчаса , то накануне Вы должны написать заявление с просьбой отпустить к врачу, а на следующий день принести от врача справку, что Вы у были у врача. Это время Вы должны будете потом отработать. Вечером же после 19 часов Вам в письменном виде никто не будет предлагать остаться работать, всё это делается в устной безапелляционной манере.Заработная плата. За первый неполный месяц работы у двух человек (новых работников) украли зарплату за один рабочий день. Как только Вы спросите, почему Вам недоплатили, последует немедленный ответ Карлы: «Мне так сказали в «Инпредкадры». Кто сказал? Что сказал? Глупость несусветная. Детское вранье, которое, как полагает маленький ребенок, никто не сможет проверить, и все поверят в эту глупую ложь. Рассказ о такой ситуации вызвал у работников «Инпредкадры» смех и сожаление. Конечно же, там никто не дает советы, как недоплатить работникам зарплату. Тем не менее, после того, как Вы об этом спросите, дня через два Вас пригласят зайти после 19 часов в приемную к Карле. При этом письменного документа о том, что Вы остаетесь работать после 19 часов никто не составляет и письменного предложения о сверхурочной работе тоже никто не составляет: это же беседа после работы, а не работа!Опишу реальную ситуацию. Вызвали в 19 часов (после окончания рабочего дня) в приемную посла двух новых сотрудников, которые за два дня до этого спросили про урезанную зарплату. Карла  с важным видом начальника вместе со своим ассистентом-переводчиком Мяготиной Ольгой, которая, видимо, присутствует при беседах в качестве свидетеля чего-то и переводчика на случай, если другой переводчик не поймет мыслей Карлы, или если Карла не поймет мыслей переводчика. Так вот, поскольку Вы позволили себе спросить, почему зарплату украли, то Вам начнут рассказывать, как важно работать качественно, а Вы вот де допускаете ошибки в письменных переводах!

Надо заметить, что в посольстве нет редакторов и корректоров. Есть только должности ассистента-переводчика, на которых работают не переводчики, а девушки, которые каким-то образом где-то учили испанский язык. Так, в частности, Мяготина Ольга в 2018 году закончила магистратуру Финансового университета по специальности мировая экономика.  Вот ссылка на её научный труд  http://web.snauka.ru/issues/2016/05/66850, труд явно не по русской и не по испанской филологии, ни по переводу. Но мнение о том, как надо переводить, у неё есть!

На Вашу просьбу показать ошибки Вам ответят, что мол мы не будет сейчас их разбирать, просто поверьте, что они есть и не делайте их больше. Тогда Вы спросите, а как же мне их не делать больше, если я не знаю, какие были ошибки? Вам ответят, что Вы должны быть внимательнее и ответственнее, так как работа в посольстве очень важна, и русские люди, читающие переводы на сайте посольства должны понимать, что это русский текст, а не перевод. Главный аргумент: «Посол так сказал». Совершенно изумительная фраза от Карлы и ее ассистента: «Перевод должен быть абсолютно буквальным, чтобы не было никаких недопониманий, перевод должен быть адаптирован для русских, чтобы они всё правильно поняли». Спрашиваю: «Как перевод может быть одновременно буквальным и адаптированным? Как переводчик посольства может брать на себя ответственность адаптировать высказывания президентов или министров?» Объяснить не могут, опять разговор идет по кругу ни о чём. Трудно говорить с дилетантами, которые не могут объяснить, что хотят, особенно в свете того, что изначально корень проблемы заключается в украденной заработной плате.   Показательно то, что в качестве обозначения ошибок, совершаемых переводчиком, применяется термин «так не говорят». Особенно мило это звучит из уст девочки, занимающей должность ассистента-переводчика, 24 лет от роду со специальностью экономиста. Но при полном отсутствии профессиональных знаний по русскому и испанскому языку она имеет мнение, ну просто «не читал, но осуждаю». Наконец, после нескольких минут бессмысленного разговора Карла приводит пример: «Casa Amarilla!» Надо пояснить, что речь шла о переводе выступления министра внешних сношений Венесуэлы по поводу покушения на президента Мадуро, выступление проходило в здании министерства, именуемом Casa Amarilla. В буквальном переводе это означает «жёлтый дом». Подумав о том, что, если написать «выступление венесуэльского министра из жёлтого дома»,  то это будет выглядеть издевательски, два переводчика решили написать не «жёлтый дом», а сгладить возможное отрицательное восприятие, транслитерировать и написать «Каса Амарилья», так как это будет звучать более нейтрально и не будет нести издевательского оттенка. Оказывается, по мнению посла, жены посла Карлы и экономиста Мяготиной Ольги, для того, чтобы русский народ правильно понял, что такое Casa Amarilla, нужно было писать «выступление министра из жёлтого дома»! При этом акцент делался именно на то, что русский народ должен понимать правильно, и тут как раз нельзя делать никакой адаптации, а надо переводить буквально! И снова оказывается, что так сказал посол, а жена посла Карла и Мяготина согласны с ним! Просто не посольство, а кружок любителей русской и испанской словесности, крупные стилисты, корифеи русской переводоведческой мысли. О чём можно говорить с этими людьми? Они в своём невежестве даже не понимают, насколько глупо выглядят. Так и вспоминается профессор Преображенский: «Вы стоите на самой низкой ступени развития. Вы — ещё только формирующееся слабое в умственном отношении существо. Все ваши поступки звериные. И вы, в присутствии 2-х людей с университетским образованием позволяете себе давать советы космического масштаба и космической же глупости…» К сожалению, руководят работой посольства люди, не обладающие необходимыми знаниями и опытом, соответственно, в подчинение себе набирают людей аналогичного склада. Вывод. У руля управления посольством стоят Швондеры и Шариковы. Профессиональным переводчикам, филологам в посольстве Венесуэлы — не место, там нужны глуповатые исполнители, которые не будут задавать вопросов ни по работе ни по зарплате; люди, которые знают язык на достаточно низком уровне, позволяющем дипломатам чувствовать себя на их фоне достаточно уверенно.

Источник: Отношение к работникам в посольстве Венесуэлы | Два языка

Работа в посольстве Венесуэлы | Два языка

Если Вы решили откликнуться на призыв посольства Венесуэлы о том, что они ищут и хотят нанять на работу переводчика испанского языка, то Вам обязательно нужно почитать эту заметку. Для начала Вас пригласят на беседу, которая по факту окажется тестированием,  выдадут два листа с печатным текстом на русском и испанском языках и попросят письменно перевести и записать перевод ручкой на бумаге. Оценивается объем перевода, выполненный за пол часа, и качество перевода. Кто проверяет качество? Загадка, так как в посольстве нет квалифицированных переводчиков испанского языка, а есть только должности переводчиков, которые заняты молодыми девушками с сомнительными знаниями испанского языка в большинстве своем. Тем не менее, Вас после этого поведут в разные кабинеты, где предложат перевести устно последовательно отрывок какой-нибудь пресс-конференции. Затем попрощаются. Спустя некоторое время Вас, возможно, если сочтут Ваши знания приемлемыми, пригласят на очередную беседу с послом, во время которой Вам снова предложат устно перевести кусок какой-нибудь пресс-конференции. После этого Вам предложат, если Вы подходите, приехать еще раз, чтобы подписать трудовой договор. И вот здесь начинается самый интересный момент. Договор надо читать очень внимательно, задавать вопросы, а после подписания всех страниц, его надо сфотографировать, поскольку два экземпляра договора торжественно уносятся в кабинет посла, где и исчезают. Вам объяснят, что эти экземпляры посол сейчас подписывать не будет: он занят. А договор будет отсканирован и отправлен в Каракас для проверки. Этот вариант договора Вы уже больше не увидите никогда. Предполагаю, что если Вы сфотографируете все страницы договора, то Вам потом позвонят и скажут, что Каракас не одобрил Вашу кандидатуру. Если же Вы простодушно во все эти объяснения поверите, подпишите договор, не сфотографируете все страницы, то тогда Вам перезвонят и скажут, что можно выходить на работу через пол месяца — месяц. Вы радостно выходите на работу, Вам всё показывают, рассказывают, но договор не отдают. Когда Вы поработаете пару дней вдруг появится подписанный послом вариант договора, который предложат Вам снова подписать. На вопрос: «А где же те экземпляры, которые я уже подписал?» Вам нагло соврут: «Мы же Вам говорили, что все экземпляры по почте мы отправили в Каракас, и оттуда ничего не вернулось. Но это совершенно такой же договор, вот посмотрите, у нас есть отсканированная копия». Вам торжественно выведут на экран якобы тот первый договор, без Ваших подписей на каждом листе, а может быть и с картинкой Вашей подписи, но текст там будет другой. Из договора исчезнут статьи о тринадцатой и четырнадцатой зарплате, о продолжительности оплачиваемого отпуска и о том, что бОльшую силу имеет договор на русском языке. И по факту Вам подсунут на подпись договор с совершенно не тем заработком, на который Вы рассчитывали. Если Вы спросите о том, куда исчезли эти положения договора, то Вам пояснят, что их там не было и Вы что-то путаете. Посольство — вне подозрений! Затем Вам в ультимативной форме скажут, что для оформления всех документов и сдачи трудовой книжки Вы должны поехать в «Инпредкадры. Всё бы хорошо, но поехать туда надо будет к 8 утра, чтобы к 10 утра Вы приступили к работе: оформление документов должно проводиться в личное время работника! Если Вы попробуете что-то возразить, то Вам скажут, что неисполнение этого требования повлечет выговор, а при трех выговорах — увольнение. Таким образом, из договора исчезает двухмесячный заработок и оплачиваемый отпуск в принципе.Продолжение следует! Это еще не всё!

Источник: Работа в посольстве Венесуэлы | Два языка

Работа в посольстве или что такое иммунитет дипломатической миссии | Два языка

Работа в посольстве или что такое иммунитет дипломатической миссииДобавить комментарийКак известно, дипломатические представительства иностранных государств в Москве иногда принимают на работу местный персонал: уборщиц, водителей, кухарок, помощников и переводчиков. Что следует знать каждому гражданину России, если он хочет устроиться на работу в иностранную миссию? Самое главное — иммунитет дипломатической миссии. В применении к работнику это означает, что посольство или консульство может нанять российского гражданина, не опасаясь при этом никакого преследования в административном, уголовном или гражданском порядке, если работнику не будет выплачиваться заработная плата, если условия труда не будут соответствовать санитарным нормам, если от работника будут требовать выполнения работы за пределами установленных трудовым кодексом норм. Содержание трудового договора может прямо противоречить трудовому кодексу, но если вы его подписали, то от вас будут требовать соблюдения требований такого договора. Пожаловаться на какое-либо нарушение ваших прав вы, конечно, сможете, но вашу жалобу отклонят все инстанции, ссылаясь на дипломатический иммунитет (Венская конвенция о дипломатических сношениях и закон ФЗ-297 «О юрисдикционных иммунитетах…») . Поэтому, если Вам обещали некие премии и тринадцатые зарплаты, а их не выплачивают, то Вы их никогда не увидите. Если Вам обещали оплачиваемый отпуск, но его не оплатили или «не отпустили», то ни денег, ни отпуска Вы уже никогда не увидите. Если в день увольнения Вам не выплатили причитающиеся деньги, то, скорее всего, Вы их больше никогда не получите.Поэтому прежде, чем идти на работу в дипломатическое представительство какого-либо государства на территории России, поинтересуйтесь о том, какая там имеется практика уважения действующих в России законов по отношению к гражданам России.

Источник: Работа в посольстве или что такое иммунитет дипломатической миссии | Два языка

Ушел из жизни товарищ

С большим опозданием докатилась скорбная весть.
01 апреля 2018 года скончался Корольков Игорь Альбертович.
Приносим соболезнования родным и близким.
Светлая память…